Войти Регистрация
О портале Реклама Частые вопросы Обратная связь RSS-подписка

Вождь трезвых

Опубликовал: Shans| Автор: Евгений ШУМСКИЙ | 9 декабря 2010 в 10:22 | Просмотров: 1 | Рейтинг 0

 

Эти товарищи были из разряда тех, кто даже при наличии линованной бумаги пишет поперек. Их ненавидели власть предержащие (поскольку своими выходками они ставили жирные кляксы на радужной картине тотального «одобрям-с» на подведомственной территории), а правоохранители относились к ним как к гранате с выдернутой чекой, ожидая какой-нибудь пакости. Одна часть общественности считала их «городскими сумасшедшими», разбавляющими громкими выкрутасами серую провинциальную жизнь. Другая – чуть ли не мессиями, пожертвовавшими ради высоких идеалов собственным благополучием и даже свободой. Их называли «оппозиционерами», и когда-то они были у всех на слуху, но потом как в воду канули. С кем они воевали? Где и чем теперь занимаются «герои вчерашних дней»?

Сегодня «ШАНС» вспоминает вождя местных непримиримых борцов против одного из основных источников пополнения бюджетов всех уровней – алкоголя, и одобряющих такое положение вещей властей – Евгения БАТРАКОВА.

«Наполовину —
фанатики, наполовину – шизофреники»

История хакасского трезвеннического движения началась еще во времена СССР, в далеком 1985 году, когда на свет появился горбачевский указ «О преодолении пьянства и алкоголизма». Тогда в Абакане один из местных отраслевых профсоюзов учредил клуб трезвости с романтичным названием «Луч». Несмотря на то, что его завсегдатаями были такие важные персоны, как член областного суда Олег Трофимов и тогдашний начальник радиотелепередающего центра Олег Жуганов (позже занявший кресло спикера Абаканского горсовета), а в числе сочувствующих значился, пожалуй, самый прославленный юрист Хакасии Михаил Митюков, верховодить этой организацией непьющие товарищи доверили простому 35-летнему рабочему абаканского жилтреста Евгению Батракову. Почему? Евгений Георгиевич к тому времени имел, наверное, самые богатые познания в вопросах ликвидации одной из главных бед земли русской. По его утверждению, абсолютно трезвую жизнь он начал аж с 31 декабря 1977 года.

Руководимая Батраковым организация уже скоро стала для местных властей костью в горле. Решительно отказавшиеся от угощения огненной водой граждане отличались сверхактивностью киборгов. Они не ограничивались традиционными для подобных общественных объединений чаепитиями и просветительскими лекциями в учебных учреждениях и на предприятиях, а регулярно строчили в Москву депеши о творящихся в Хакасии непорядках в деле искоренения пагубных привычек трудящихся и интеллигенции. Из этих гневных петиций следовало, что хакасское руководство и абаканская администрация не только не горят желанием по пунктам выполнять антиалкогольные установки партии, но и просто саботируют высочайший указ о преодолении колдыризма.

Например (цитата из послания Евгения Батракова в столицу): «Возмущены решением исполкома облсовета Хакасской автономной области от 13 июня 1985 года «Об упорядочении торговли алкогольными напитками в области». В частности, этим решением облсовет разрешил продажу алконаркотиков до 20 часов вечера, объявил о необходимости «принять дополнительные меры к увеличению производства пива и расширению сети по его реализации».

Супруга Евгения Георгиевича Татьяна (активный участник клуба «Луч») информировала ответственный за такую работу комитет при ЦК КПСС о том, как именно гнобит хакасских трезвенников здешнее злобное начальство: «По городу пошли слухи, что наш клуб – организация антисоветская, а зампред горисполкома, председатель городского общества трезвости, присутствующая на заседании клуба, сказала, что клуб состоит наполовину из фанатиков, наполовину из шизофреников. […] Почему в Абакане идет борьба не за трезвость, а с трезвенниками – вот это нам непонятно».

В общем, кончилось все тем, что осознавшие, кого именно они пригрели на своей груди профсоюзы отказали убежденным противникам спиртного в покровительстве и лишили их привычного места тусовки – городского «Зала торжеств».

За план «сухого
закона» – в психушку

Клуб «Луч» фактически перешел на нелегальное положение. На квартире Евгения Батракова радеющие за судьбы Отечества товарищи все так же сочиняли листовки, писали докладные в важные инстанции, планировали выступления перед заблудшими душами. Этот этап боевых действий завершился для абаканских трезвых подпольщиков на еще более печальной ноте, чем эпопея с профсоюзами.

В 1986 году данные неформалы (клуб «Луч» не был зарегистрирован в установленном порядке) решили, что лучшим подарком советскому народу к предстоящему празднованию 70-летия Великой Октябрьской Социалистической революции будет введение в Стране Советов «сухого закона». В поддержку этой радикальной инициативы абаканские непьющие собрали подписи мирных граждан и даже умудрились передать их в приемную ЦК КПСС. И тут грянул гром, засверкали молнии. На трезвые головы обрушились все кары, на которые были способны областные командиры. Коммунисты из «Луча» получили нагоняй по партийной линии, некоторых за распространение листовок мурыжили каверзными вопросами в КГБ, беспартийных за политическую деятельность пропесочили в рабочих коллективах, состоявших в клубе правоохранителей поставили перед выбором – или перестать «клубиться», или увольняться и т.д.

Большая неприятность случилась и с героем нашего рассказа. Батраков в разгар гонений на участников его организации заявил в обращении к властям (цитата из воспоминаний еще одного хакасского патриарха трезвости – Григория Тарханова): «Я не еврей, не коммунист и не начальник. Меня вы ничем не возьмете». В результате гражданин Батраков едва не угодил туда, куда в советские времена было модно помещать диссидентов. Евгения Георгиевича вызвали в военкомат якобы на медкомиссию. Пройдя всех врачей, он застрял у психиатра. 40-минутная беседа о том о сем завершилась тем, что вождь трезвых получил направление в психдиспансер на обследование. В этом невеселом учреждении непримиримый товарищ в течение часа подвергался «перекрестному допросу» сразу нескольких врачевателей человеческих душ, которые в итоге пришли к выводу, что его необходимо поместить на обследование в стационар (из которого, как известно, выйти бывает сложнее, чем из тюрьмы). Хорошо хоть, что вердикт карательных медиков не был исполнен немедленно и руководитель клуба трезвости успел поставить в известность коллег из других регионов. Его же соратники из клуба «Луч» на своем заседании приняли резолюцию: «В психдиспансер Батракову Е.Г. не ложиться. Ни на какие повестки и вызовы не ходить». Как решили собратья, так он и сделал. В итоге психушка осталась без пациента…

Проделки
мировой закулисы

СССР приказал долго жить. Времена пришли новые, но манеры у главного трезвенника Хакасии не изменились, он по-прежнему ощущал себя этаким бойцом невидимого фронта. В середине девяностых годов по инициативе Евгения Батракова был разработан и принят Верховным Советом закон «О запрещении рекламы и пропаганды алкоголя и табака в РХ» (позже некоторые изложенные в нем пункты были внесены в федеральный закон «О рекламе», чему поспособствовал перебравшийся в Москву Михаил Митюков); Евгений Георгиевич создал, увы, просуществовавшую лишь четыре года Республиканскую партию трезвости; стал редактировать целую обойму тематических «боевых листков» – газеты «Соратник», «Трезвая Хакасия», «Трезвый Абакан» и т.д. В нулевых годах эти тревожные писания вызывали неоднозначную реакцию не только у обитателей высоких кабинетов и у бдительных товарищей в штатском, но и у обывателей, обнаруживавших пропагандистскую литературу в своих почтовых ящиках или натыкавшихся на нее в интернете.

В этих статьях дружбой народов даже и не пахло. Речи Батракова, опубликованные, например, в «Трезвом Абакане» мы даже частично воспроизводить не рискнем, поскольку опасаемся попасть под раздачу за разжигание национальной розни и возбуждение экстремистских настроений. По версии трезвой братии, происходящие у нас беды – это проделки так называемых «мировой закулисы» и «мирового правительства».

«Вступайте в Народное ополчение!»

Изрядно доставалось от товарища Батракова и местной важной публике – господам из Серого дома, абаканской мэрии и городского отделения партии «Единая Россия».

«В последние годы благодаря теленовостям я совершенно перестал понимать, чем именно у нас занимается председатель правительства А.И. Лебедь, – сокрушался Евгений Георгиевич на страницах «Трезвого Абакана». – Местное ТВ, как правило, показывает нам этакого сытого кота, который, неизменно мягко улыбаясь, иронично комментирует то одни сплетни-слухи, то иные. […] А республика между тем пурхается в массе проблем: голодовки, нищета… Сколько боли вокруг, как писал В.С. Высоцкий».

Об абаканском руководстве: «Из-за великолепного фонтана, расположенного близ городских трущоб, многие горожане самым волшебным образом перестали видеть очевидное: за годы пребывания Булакина у кормила власти в Абакане увеличилась смертность, в том числе и сильно – детская смертность, стало больше разводов, приумножилось число спившихся людей, мигрирующих от одного мусорного контейнера к другому… Но фонтан все спишет! Еще один фонтан, господин Булакин, и наш грешный народ вас не то что в очередной раз в мэры, в святые возведет!».

В общем, по мнению Евгения Батракова, спасти Русь от алкоагрессии могут лишь самые решительные действия всех и каждого: «В партизанские отряды идти нужно! А где они – партизаны? Мы с вами не партизаны в своей стране, которая оккупирована?» – писал он в своих листовках. Или: «Почему мы с такой готовностью способствуем утверждению в Хакасии политики геноцида? Чего же мы ждем? На что надеемся? […] Нам уже некуда отступать! Враг стучится в сердце и в сознание каждого из нас! Выше голову! […] Так встань – и действуй! Уже все сказано. Пора делать дело! Пора вступать в Народное ополчение! Пора занять свое место в строю!» – призывал господин Батраков в своих пламенных воззваниях.

То ли финансовый кризис тому виной, то ли что-то еще, но только пару лет назад наиглавнейший трезвенник всея Хакасии выпал из поля нашего зрения. Его «боевые листки» больше не обнаруживаются в почтовых ящиках, и на просторах интернета свежие материалы встречаются все реже и реже. Точно известно лишь, что Евгений Батраков по-прежнему занимается избавлением от напасти алкозависимых в своем центре, который он создал еще в 1989 году.

И это есть хорошо! Практическая психологическая помощь тем, кто в этом действительно нуждается, на наш взгляд, гораздо важнее, чем постоянные нравоучения и поиски внешних и внутренних врагов.

 

Дополнительные фото:

Поделиться |


Комментарии (0)

Выбор событий по дате

<ПредСлед>
Декабрь 2010
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Конференции

В соответствии с пользовательским Соглашением редакция не несет ответственности за содержание материалов (новости, статьи, фото, видео, комментарии), которые размещают пользователи. Материалы сайта использовать без разрешения редакции Шанса - запрещено.
Сайт разработан в студии EVO ART
Разработка сайтов, графический дизайн

Ляляляля

Ляляляля